Рынок антиквариата заботится о возвращении культурных ценностей

Этот рынок сродни музею

Незаконный оборот культурных ценностей уже на протяжении нескольких десятков лет остаётся одним из самых прибыльных видов деятельности транснациональных преступных организаций. Ежегодный оборот мирового теневого рынка антиквариата оценивается почти в 10 миллиардов долларов.

По данным Интерпола, в мире ежедневно похищается 450–500 произведений живописи, ваяния, предметов религиозного культа, археологических ценностей и других произведений и памятников культуры разных эпох и народов. Основными объектами преступных посягательств в зарубежных странах, как и в России, являются частные коллекции и церкви. Значительные потери несут также государственные и частные музеи, антикварные магазины и места археологических раскопок. Однако есть и различия: в нашей стране объектами преступного посягательства являются в основном иконы и другие предметы культа, за рубежом на первых местах – картины, гравюры, литографии, эстампы и рисунки, старинная мебель, коллекции оружия, скульптура и часы.

Отечественный антикварный рынок регулируется обширной правовой базой и может, безусловно, считаться цивилизованным. Но тем не менее следует признать, что, как и в других странах, он практически на две трети находится в тени, пропуская вперед по ежегодному обороту только теневые рынки торговли оружием и наркобизнеса.

Начнём с того, что статья 44 Конституции Российской Федерации провозглашает, что «каждый имеет право на участие в культурной жизни и пользование учреждениями культуры, на доступ к культурным ценностям».

А что касается Уголовного кодекса, то культурные ценности выступают в качестве предметов посягательств в четырёх составах преступлений, два из которых относятся к таможенным: контрабанда (ст. 188 УК РФ) и невозвращение на территорию Российской Федерации предметов художественного, исторического и археологического достояния народов Российской Федерации и зарубежных стран (ст. 190 УК РФ); один – к преступлениям против собственности: все виды хищений предметов, имеющих особую ценность (ст. 164 УК РФ), и один – к преступлениям против общественной нравственности: уничтожение или повреждение памятников культуры (ст. 243 УК РФ). «Однако отсутствие на сегодняшний день согласованного между юристами и искусствоведами чёткого и единообразного критерия «особой ценности» похищаемого предмета (ст. 164 УК РФ) при определённых условиях может поставить под большой вопрос судебную перспективу уголовных дел, оконченных предварительным следствием по ст. 164 УК РФ и направленных в суд», – считает старший оперуполномоченный по особо важным делам Управления по организации борьбы с преступлениями против собственности ГУУР МВД России полковник полиции Владислав Кириллов.

В действующем российском законодательстве нет устоявшегося уголовно-правового определения понятия «культурные ценности». В традиционном смысле так можно назвать как материальные, так и духовные ценности, созданные в процессе общественно-исторической практики. Однако в законодательстве понятию культурные ценности придаётся более узкое и специфическое значение. С одной стороны, под него подпадают лишь те объекты, которые приобрели ту или иную материальную форму. С другой, эти материальные объекты должны не просто отражать достигнутый уровень развития общества, но и представлять для него особую ценность. При этом категории «стоимость» и «ценность» не совпадают. В хищении, ответственность за которое предусмотрена статьёй 164 УК, предметом посягательства выступают вещи, которые имеют специфические, порой не поддающиеся стоимостной оценке признаки, ставящие их в особый, обособленный ряд среди других предметов, охраняемых законом. В уголовно-правовой науке и правоприменительной практике возникает ряд вопросов, относящихся к оценке объекта и предмета хищения, предусмотренного вышеозначенной статьёй. Дело в том, что, как правило, исторические ценности не поддаются денежной оценке. Лишь время от времени, попадая в круговорот рынка, они становятся объектами купли-продажи и обретают тем самым денежную стоимость, иногда поражающую публику своей величиной. Капризы же рынка произведений искусства часто совершенно непредсказуемы.

На антикварном рынке всё имеет свою цену. Как её определить? Пытаться оценить в денежном выражении стоимость культурного наследия – дело неблагодарное, но без этого есть опасность перейти в мир субъективных понятий. Для кого-то, например, дедовская будёновка – это вещь, представляющая особую ценность. А для исследователя она не более чем изъеденный временем головной убор, реальной стоимости не имеющий. Выходит, статья в УК есть, а чёткого юридического определения особой ценности наших культурных и исторических раритетов нет? И здесь всё упирается в проблему, не решённую до сих пор: регламент определения стоимости особой ценности предмета антиквариата не отработан и отдаётся на откуп экспертам. Ясно, что любое экспертное заключение является субъективным суждением, а культурные ценности настолько дифференцированы, что крайне трудно найти подлинного специалиста по данному предмету. И, самое главное, возможны случаи необъективной экспертизы, так как эксперт-искусствовед нередко вынужден составлять заключение в отношении таких же специалистов, как и он сам, но уличённых в краже. И не надо забывать, что исходя из того, какую цену он назвал, назначается наказание для преступника: может, два года, а если речь идёт о раритете – то и все 15 лет. Всё очень субъективно. Украл человек иконку невеликой стоимости где-нибудь в глубинке, а не имеющий специального образования следователь посчитал её исторически важной. В итоге воришка получил 8 лет. А кража подлинной иконы XVII–XVIII веков может быть признана даже специалистами обычным преступлением. Случалось и такое. В деревне Сомино Ленинградской области в 2005 году была похищена икона XVII века. Таких икон – раз-два и обчёлся. А специалисты Русского музея дали заключение, что икона, хоть и представляет музейную ценность, не является особым раритетом. А в этом случае и статья для преступника уже другая, и мера ответственности не суровая. Конечно, большое значение в каждом случае имеет правильный подбор экспертов. Но жулик, имеющий хорошую юридическую поддержку, всегда может рассчитывать на очень небольшой срок. А бывает, что и добросовестные специалисты ошибаются: один уважаемый эксперт считает так, другой, не менее уважаемый, – иначе. В итоге выгода, которую получит укравший необыкновенной ценности предмет искусства преступник, стоит, по его подсчётам, тех 2–3 лет, которые он реально получит как за простую кражу из «нежилого помещения».

По данным экспертов, ежегодный оборот теневого антикварного рынка России составляет несколько сотен миллионов долларов. Такой объём по силам только хорошо организованным преступным сообществам. Время воров-одиночек безвозвратно ушло. Национальные сокровища являются твёрдой валютой и чрезвычайно высоко ценятся и у нас, и за рубежом. Поэтому есть и преступники, специализирующиеся на добыче исторических раритетов. Вор-одиночка – явление чрезвычайно редкое. Хищения антиквариата, как правило, всегда хорошо готовятся и носят организованный характер. Основными видами преступных посягательств на культурные ценности, находящиеся на государственном хранении, остаются кражи, совершаемые путём проникновения в хранилища, в том числе с использованием специального снаряжения и технических средств; кражи из экспозиций и с выставок путём прямого доступа; хищения из фондов, совершаемые сотрудниками государственных хранилищ либо преступными группами с их участием. Что касается предметов культа, тут «лидируют» православные храмы.

Чем осложняется и без того тонкая, специфическая работа сыщиков-«антикваров»? Как показывает практика, большая часть культурных ценностей похищается с целью последующего вывоза за рубеж. Транснациональный характер хищений предметов историко-культурного наследия народов России обусловлен неизменно повышенным спросом на них и несоизмеримо низкими, в сравнении с мировыми, внутренними ценами. И занимаются этим рискованным, но весьма прибыльным промыслом преступные группы с обширными межрегиональными и международными связями. Кроме того, на руку преступникам играет тот факт, что и работники соответствующих организаций, коллекционеры далеко не всегда заинтересованы в том, чтобы предать огласке случаи кражи. Нередко владельцы раритетов не отдают себе отчёт в том, какими ценностями они владели, поэтому не особенно заботятся об их безопасности. Осложняет поиск украденных ценностей высокая латентность деяний, связанных с незаконным оборотом культурных ценностей.

«Безопасность антикварного рынка, его прозрачность и привлекательность для инвестиций можно условно определить тремя основными составляющими: законодательной, финансовой, информационной, – говорит Владислав Кириллов. – На сегодняшний день остаётся нерешённым целый ряд вопросов. В частности, неурегулированное законодательство по охране и борьбе с хищениями культурных ценностей; отсутствие единой понятийной базы юристов и искусствоведов; отсутствие единого информационного поля; неопределённость страховой или иной (в зависимости от критерия) стоимости музейного экспоната; отсутствие жесткого критерия юридической и материальной ответственности музейных сотрудников и экспертов.

Информационная открытость также один из факторов обеспечения безопасности музейного фонда. Кроме того, это позволит максимально снизить финансовые риски при покупке предметов антиквариата и коллекционирования и не только защитить деловую репутацию антикваров, но и сделать российский антикварный рынок более привлекательным для инвестиций с точки зрения безопасности как для крупных, так и для мелких дилеров, декриминализируя данный сектор экономики и улучшая общую криминогенную ситуацию».

Определённая база создана в Министерстве культуры, но к ней нет оперативного доступа у правоохранительных структур, не говоря уж о представителях антикварного сообщества.

За счёт создания базы данных предметов, находящихся в фондах российских музеев, в которую бы входили подробная информация о предмете – топография и провенанс – с качественной фотофиксацией, можно также существенно минимизировать уровень латентных хищений из фондохранилищ. Информационная закрытость музеев в большей степени им вредит, нежели помогает бороться с хищениями из их фондов. А добросовестные участники антикварного рынка лишены возможности контролировать «законность» попадающего к ним предмета «музейного уровня».

Другой немаловажной проблемой предупреждения и борьбы с хищениями культурных ценностей является отсутствие единого информационного поля, которое включало бы в себя как реестр всех культурных ценностей, хранящихся в наших музеях, так и единую поисковую систему по обнаружению и идентификации похищенных предметов антиквариата. «До настоящего момента в структурных территориальных подразделениях ГУУР МВД России по данной линии работы отсутствует отвечающая всем современным требованиям, с возможностью удалённого и оперативного доступа, реально действующая поисковая база данных похищенных культурных ценностей по областям, регионам, федеральным округам. Отсутствие единого информационного пространства практически сводит к нулю возможность оперативно перекрывать легальные потоки выставляемого к продаже антиквариата, в том числе, возможно, похищенного из храмов, частных коллекций, антикварных галерей и музейных фондов России», – считает Владислав Кириллов.

Это интересно:  Социальное такси в Москве для инвалидов 2 группы в 2019 году

Без этого остаётся надеяться лишь на добросовестность сотрудников, занимающихся этой очень непростой работой. Как свидетельствует судебная практика, уголовные дела о хищениях предметов, имеющих особую ценность, носят достаточно сложный характер. От участников уголовного судопроизводства со стороны обвинения, экспертов, специалистов и суда требуется высокий уровень профессионализма для правильного и законного разрешения дел такой категории сложности.

В последнее время в нашем обществе всё чаще звучит тезис о том, что сохранение культуры – это вопрос стратегической безопасности страны. Справедливости ради надо заметить, что вопрос этот является стратегическим для всех государств. На международном уровне борьба с подобными преступными посягательствами идёт по двум основным направлениям: заключение специальных соглашений и практическое сотрудничество в рамках специализированных международных организаций. Правоохранительные структуры многих стран накопили значительный опыт, который может быть востребован у нас. Например, активное использование возможности страховых компаний. Они заставляют владельцев застрахованных ценностей составлять их описание и делать видео- и фотоизображения своего имущества, а также принимать иные меры для обеспечения его безопасности. К сотрудничеству с правоохранительными органами привлекаются сотрудники музеев, университетов, крупнейших аукционов и ассоциаций какого-либо вида искусства. Это взаимодействие является взаимовыгодным для обеих сторон, так как оно, в конечном счёте, способствует нормализации криминальной ситуации на рынке антиквариата. И крайне важно широко использовать достижения современной науки. В иных случаях просто нет другой возможности идентифицировать краденое произведение искусства или обнаружить подделку. Перед владельцами антиквариата неизбежно встает вопрос: как быть, если покупка оказалась ворованной? Отечественные коллекционеры должны быть готовы к расставанию с краденым произведением искусства: если выясняется, что приобретённая вещь имеет криминальное прошлое, она конфискуется без возмещения ущерба. В странах, уважающих частную собственность, возможны компромиссные решения: человек, приобретший краденый предмет и согласившийся вернуть его, получает рыночную стоимость этого предмета. Но прежде он должен доказать, что не знал и никак не мог проверить даже закравшиеся предположения о криминальной подоплёке покупки. Нам на это рассчитывать не приходится – нет единой базы данных об украденных произведениях искусства и антиквариате. А на нет, как говорится, и суда нет.

Случаются и прямо противоположные ситуации, когда на заграничных аукционах выставляются похищенные в нашей стране и переправленные контрабандой раритеты. Но в отсутствие корректно оформленных документов (даже неправильно указанного размера) заводить разговор о возвращении предмета искусства не имеет смысла. Если новый владелец готов вернуть украденное, в соответствии с западно-европейским законодательством он имеет право получить потраченные им деньги. Однако кто будет платить? Бывший владелец-потерпевший, который второй раз должен покупать свою же вещь? Или Министерство культуры, в бюджете которого не заложена подобная статья расходов?

Пока есть люди, любой ценой желающие иметь культурные раритеты, найдутся и преступники, готовые на определённых условиях удовлетворять их запросы. «Сохранить нельзя украсть». Где будет поставлена запятая – вопрос времени. Утрата даже самой малой части нашего культурного наследия необратимо и неизбежно отражается в настоящем и будущем. Наличие или отсутствие грамотного механизма сохранения культурных ценностей является лакмусовой бумажкой, демонстрирующей степень развития гражданского общества, а также отражает уровень его экономического и социального развития. Какими мы встретим завтрашний день – решается уже сегодня.

Возвращение культурных ценностей, спасенных во время Великой Отечественной войны. Досье

ТАСС-ДОСЬЕ. 1 февраля 1943 г. Государственный комитет обороны (ГКО) СССР принял постановление о сборе трофейного имущества и обеспечении его хранения, которым регламентировалось создание так называемых «трофейных бригад». С февраля 1945 г. при ГКО был создан особый комитет, который руководил изъятием и вывозом в СССР брошенных культурных ценностей на территории Германии, чтобы «сохранить их от порчи, разрушения или расхищения» (значительная часть собраний немецких музеев были спрятаны в каменоломнях, в банковских хранилищах). В июне 1945 г. председатель ГКО Иосиф Сталин подписал постановление о вывозе культурных ценностей с территории Германии в СССР. Коллекции было решено переместить на хранение или на экспонирование в советские музеи в качестве репараций и компенсаций за утраты из советских музеев во время немецкой оккупации.

Статистика об общем объеме вывезенных в СССР культурных ценностей не публиковалась.

30 марта 1955 г. Совет министров СССР по решению первого секретаря ЦК КПСС Никиты Хрущева объявил о возвращении Германской Демократической Республике первой части вывезенных ценностей — Галереи старых мастеров в Дрездене. В ее составе было 1 тыс. 240 картин, в том числе «Сикстинская мадонна» Рафаэля, «Динарий кесаря» Тициана, полотна Дюрера, Рубенса, Рембрандта и других живописцев. В мае-августе 1955 г. в Государственном музее изобразительных искусств им. Пушкина в Москве, где хранилась коллекция, прошла выставка 515 картин Дрезденской галереи, после этого картины экспонировались еще в нескольких музеях СССР. Передача коллекции в ГДР началась 25 августа 1955 г. Целиком коллекция вернулась в Дрезден в 1958 г. после того, как часть полотен прошли дополнительную реставрацию.

В 1958 г. в Берлин был возвращен Пергамский алтарь, при этом немецкая сторона передала Эрмитажу полный гипсовый слепок фриза алтаря, который в настоящее время экспонируется в Музее академии им. А.Л. Штиглица в Санкт- Петербурге.

2 Возврат культурных ценностей. Национальное и международное законодательство

на международном уровне можно выделить:

— Гаагскую Конвенцию 1954 г. о защите культурных ценностей в случае вооруженного конфликта;

— Рекомендацию ЮНЕСКО 1964 г. о мерах, направленных на запрещение и предупреждение незаконного вывоза, ввоза и передачи права собственности на культурные ценности;

— Конвенцию 1970 г. о мерах, направленных на запрещение и предупреждение незаконного ввоза, вывоза и передачи права собственности на культурные ценности;

— Рекомендацию ЮНЕСКО об охране движимых культурных ценностей, принятая Генеральной конференцией ЮНЕСКО на ее двадцатой сессии 28 ноября 1978 г.;

— Конвенцию об охране подводного культурного наследия (2 ноября 2001 г.)

— Международный этический кодекс торговли культурными ценностями 1999 г.

Вышеупомянутые документы были приняты в рамках ЮНЕСКО.

Также следует упомянуть Конвенцию УНИДРУА от 24 июня 1995 г. о похищенных или незаконно вывезенных культурных ценностях (Республика Беларусь не присоединилась к ней, однако принимала участие в работе конференции по ее п

— Конвенцию об охране всемирного культурного и природного наследия (16 ноября 1972 г.);

— Конвенцию о взаимном административном содействии в предотвращении, расследовании и пресечении таможенных правонарушений (Найроби, 9 июня 1977 г.)

Конвенция ЮНЕСКО 1970 года в основном относиться к сфере международного публичного права. Она исходит из необходимости взаимного признания прав государств-участников в отношении культурных ценностей. Сотрудничество государств в рамках данной конвенции направлено против незаконного ввоза, вывоза и передачи права собственности на культурные ценности. Именно в этих целях государства берут на себя обязательства по противодействию и прекращению подобной практики, искоренению ее причин. Государства-участники должны осуществлять контроль за археологическими раскопками, музеями, архивами и другими аналогичными учреждениями на своей территории.

Следует отметить, что данная конвенция не регулирует права и обязанности частных лиц. Основное значение данной конвенции заключается в том, что в государствах-участниках были созданы специальные национальные службы по охране культурного наследия, которые должны заниматься ведением национального охранного реестра, а также выдачей специального свидетельства на право вывоза одной или нескольких культурных ценностей. Данное правило содержится в ст. 6.

По Конвенции ЮНЕСКО 1970 г. возвращение культурных ценностей, ввезенных после вступления конвенции в силу в обоих заинтересованных государствах, возможно на межгосударственном уровне. Для этих целей заинтересованные государства проводят переговоры, консультации и т.д. Частные лица также могут заявлять свои претензии, но эти вопросы не регулируются данной конвенцией, как уже упоминалось выше. Однако в ней существует один частно-правовой вопрос, который урегулирован положениями данной конвенции. Речь идет о защите прав добросовестного приобретателя. Обращающееся с просьбой о возвращении культурной ценности государство должно выплатить ему справедливую компенсацию.

Если говорить о Конвенции УНИДРУА 1995 года, то «…она была принята в первую очередь для развития частно-правовых процедур возвращения незаконно перемещенных культурных ценностей, хотя в ней есть также и положения по взаимоотношениям государств в этой области» [7, с. 127].Основным способом возвращения культурных ценностей по данной конвенции является заявление частно-правовых претензий. Приоритет отдается непосредственно обращению к лицу, у которого находятся объекты, либо в суд. Данный вопрос также можно урегулировать посредствам дипломатических каналов. Относительно подачи иска в суд, Конвенция УНИДРУА четко разъясняет все этапы. Иск подается в суд государства, где находится культурная ценность, или в суд другого государства-участника, если его суды или другие органы обладают юрисдикцией по правилам, действующим в государствах-участниках. Стороны спора могут также обратиться в другой суд или арбитраж по взаимному согласию (ст. 8 Конвенции УНИДРУА 1995 г.).

Далее, суд выносит решение в соответствии со своей компетенцией при условии, если запрашивающее государство докажет, что перемещение объекта с его территории существенно нарушает один из следующих интересов:

— физическая сохранность объекта или его содержания;

— целостность составного объекта;

— традиционное или ритуальное использование объекта;

— существенное культурное значение объекта для запрашивающего государства.

Сфера применения Конвенции УНИДРУА достаточно широка. Она применяется, если культурная ценность была перемещена с территории одного государства-участника на территорию другого государства-участника. Национальность лиц, участвующий в деле не важна. В соответствии со ст. 10 Конвенции УНИДРУА, необходимо, чтобы объект был украден на территории государства-участника после вступления в силу Конвенции УНИДРУА для этого государства, а также государства-участника, где был подан иск.

Необходимо также отметить и то, что данная конвенция регулирует и устанавливает сроки для предъявления требований о возвращении. Этот срок составляет три года с момента, когда лицо узнало о местонахождении культурного объекта и может указать лицо, либо идентифицировать его, которое владеет объектом. В любом случае данный срок не должен превышать 50 лет с момента кражи.

В Конвенции УНИДРУА, так же как и в Конвенции ЮНЕСКО, учитываются права добросовестного приобретателя. Согласно ст. 4 Конвенции УНИДРУА, владелец украденной культурной ценности имеет право потребовать справедливую и оправданную компенсацию, если он не знал и не мог знать, что объект был украден, и может доказать, что он проявил должную осмотрительность при приобретении объекта.

Это интересно:  Возврат товара купленного в кредит в течении 14 дней

На региональном уровне наиболее значимыми являются следующие документы:

— Решение Межгосударственного совета Евразийского экономического сообщества от 27.11.2009 №19 «О едином нетарифном регулировании таможенного союза Республики Беларусь, Республики Казахстан и Российской Федерации»;

— Соглашение СНГ от 15 апреля 1994 г. о сотрудничестве таможенных служб по вопросам задержания и возврата незаконно вывозимых и ввозимых культурных ценностей;

— Положение о порядке возврата незаконно вывозимых и ввозимых культурных ценностей, утвержденное Решением глав правительств государств — участников СНГ 9.10.1997 г.

— Соглашение о возвращении культурных и исторических ценностей государствам из происхождения 1992 г.;

— Соглашение о вывозе и ввозе культурных ценностей 2001 года.

Все данные акты действуют для РБ.

Как отмечает Е.Б. Леанович: «Проблема незаконного перемещения и возврата культурных ценностей стала в последнее время предметом рассмотрения государств-участников СНГ» [7, с. 129].

Соглашения СНГ предусматривают более открытый режим взаимодействия органов государств-участников в процессе пресечения незаконного перемещения и возвращения культурных ценностей, чем международные универсальные конвенции в этой области. Согласно ст. 4 Соглашения о возвращении культурных и исторических ценностей государствам их происхождения 1992 г. государства-участники предоставляют возможность экспертам национальных комиссий ознакомиться с фондами государственных музеев, библиотек и архивов друг друга.

Положение о порядке возврата незаконно вывозимых и ввозимых культурных ценностей 1997 г. детализирует правила взаимодействия таможенных служб. В данном положении содержаться четкие правила, нормы, регулирующие данный вопрос.

Также в Положении содержится указание на то, что при невозможности урегулировать спорные вопросы путем переговоров заинтересованные государства обращаются в Экономический суд СНГ.

Таким образом выглядит международное сотрудничество, и такие положения включают в себя международные соглашения и соглашения на региональном уровне по вопросам перемещения культурных ценностей.

На национальном уровне, на территории Республики Беларусь действуют следующие нормативно-правовые акты:

— Закон РБ от 09.01.2006 №98-З «Аб ахове гiсторыка-культурнайспадчыныРэспублiкi Беларусь»;

— Постановление Совета Министров Республики Беларусь от 14.05.2007 №578 «Аб статусе гiсторыка-культурных каштоўнасцей»;

— Указ Президента от 19 апреля 2007 г. №190 «О порядке оценки стоимости культурных ценностей»;

— Указ Президента РБ от 10.07.2006 №435 «Аб некаторыхпытанняхперамяшчэння музейных прадметаўi (або) музейных калекцыйпразмяжуРэспублiкi Беларусь»;

— Постановление Совета Министров РБ от 23.09.2008 №1397 «О некоторых вопросах порядка перемещения отдельных видов товаров через таможенную границу РБ».

Таким образом, вопросы относительно историко-культурных ценностей урегулированы целым рядом универсальных документов. Стоит отметить, что большинство универсальных конвенций в большей мере внимание уделяют публично-правовым вопросам. Работа по унификации данного вопроса активно проводиться и на региональном уровне, в рамках ЕС, СНГ и т.д. Законодательство РБ также содержит нормативно-правовые акты, которые регулируют вопросы, связанные с историко-культурными ценностями.

Правовые основы и результаты деятельности росохранкультуры по поиску и возвращению похищенных или незаконно вывезенных культурных ценностей

Указанное в названии статьи направление деятельности федерального органа власти формировалось постепенно, с учетом реальных возможностей. Также не сразу определились формы и методы этой работы, которые стали давать реальный результат. В любом случае это был долгосрочный национальный проект, который должен был противопоставить негативным тенденциям в сфере сохранения культурных ценностей позитивную программу по восстановлению потенциала культурного достояния. Поэтому совершенно естественно уделить внимание истории данного вопроса.

В соответствии со ст. 59 Основ законодательства Российской Федерации о культуре, принятых в 1992 г., «Российская Федерация осуществляет целенаправленную политику по возвращению незаконно вывезенных с ее территории культурных ценностей. Все незаконно вывезенные за рубеж культурные ценности, признанные культурным достоянием народов Российской Федерации, подлежат возвращению на Родину, независимо от их нынешнего местонахождения, времени и обстоятельств вывоза». Однако создание механизма реализации этой политики в системе исполнительной власти оказалось непростым делом.

15 апреля 1993 г. был принят специальный Закон РФ «О вывозе и ввозе культурных ценностей», направленный на реализацию международных обязательств России, как правопродолжателя СССР, по Конвенции ЮНЕСКО «О мерах, направленных на запрещение и предупреждение незаконного ввоза, вывоза и передачи права собственности на культурные ценности» (подписана в Париже 17 ноября 1970 г., вступила в силу для СССР 28 июля 1988 г.).

В соответствии со ст. 5 этой Конвенции «в целях обеспечения охраны своих культурных ценностей от незаконных ввоза, вывоза и передачи права собственности государства — участники настоящей Конвенции обязуются создать на своей территории, с учетом условий каждой страны, одну или несколько национальных служб охраны культурного наследия, если такие службы еще не созданы, обеспеченные квалифицированным персоналом в количестве, необходимом для того, чтобы осуществлять эффективным образом в том числе следующие функции: «содействовать разработке проектов законодательных и регламентирующих текстов, обеспечивающих защиту культурного наследия и, в частности, пресечение незаконных ввоза, вывоза и передачи права собственности на важные культурные ценности; составлять и обновлять на базе национального охранного реестра перечень важных культурных ценностей, государственных и частных, вывоз которых означал бы значительное обеднение национального культурного наследия; устанавливать для заинтересованных лиц (хранителей, коллекционеров, антикваров и т.д.) правила, отвечающие этическим принципам, сформулированным в настоящей Конвенции, и следить за соблюдением этих правил; следить за тем, чтобы любому случаю исчезновения культурной ценности придавалась соответствующая огласка».

Учитывая данное международное обязательство, Закон РФ «О вывозе и ввозе культурных ценностей» и Постановление Верховного Совета РФ о введении в действие указанного Закона предусматривали создание федеральной службы по сохранению культурных ценностей. 30 мая 1994 г. вышел Указ Президента РФ N 1108 «О реализации предметов антиквариата и создании специально уполномоченного органа государственного контроля по сохранению культурных ценностей», которым Правительству РФ было поручено принять меры по созданию в соответствии с законодательством РФ Федеральной службы России по сохранению культурных ценностей, возложив на нее в том числе организацию и проведение искусствоведческой, историко-культурной экспертизы и регистрацию культурных ценностей, вывозимых из РФ и ввозимых на ее территорию, а также выдачу соответствующих свидетельств физическим и юридическим лицам, а также принятие предусмотренных законодательством РФ и международными договорами РФ мер по восстановлению законных прав собственников культурных ценностей при незаконном вывозе и ввозе культурных ценностей и передаче права собственности на них.

Действительно, одно из самых важных положений Конвенции ЮНЕСКО 1970 г., открывающей перспективу этого направления работы, содержалось в ст. 7, согласно которой государства — участники настоящей Конвенции обязуются принимать соответствующие меры по возвращению незаконно вывезенных культурных ценностей.

Эта деятельность осуществляется на систематической основе при взаимодействии с подразделениями Минкультуры России, МВД России, другими правоохранительными органами, МИД России и его загранучреждениями и включает в себя:

  • формирование федеральной государственной информационной системы «Электронная регистрационно-поисковая автоматизированная система» (электронный паспорт Роскомнадзора от 5 августа 2010 г. N ФС-77100024), где регистрируются факты пропажи, утраты и хищения культурных ценностей и на основе которой осуществляется оповещение об этих фактах как в каталожной, журнальной и иной печатной форме, так и в электронной форме — на сайте Росохранкультуры;
  • поиск этих ценностей путем мониторинга зарубежных и отечественных аукционов, других открытых информационных источников и антикварно-художественных мероприятий;
  • работу по возвращению выявленных культурных ценностей, начиная со снятия их с торгов, представлению необходимых доказательств прав собственности, проведению переговоров, доставке в Россию и проведению мероприятий по их экспертизе и передаче законному собственнику.

Росохранкультуре начиная с момента ее создания в мае 2008 г. удалось вернуть на Родину такие предметы культурного наследия России, как картины, иконы, исторические архивные документы, книги, элементы декора, театральные эскизы, чертежи, предметы оружия, декоративно-прикладного искусства, знамена и другие культурные ценности. Приведем наиболее значимые примеры из списка, куда входят тысячи наименований.

28 мая 2008 г. в торжественной обстановке Ассоциация «Мир русских водок» передала в дар Государственному музею изобразительных искусств имени А.С. Пушкина произведение голландского художника XVII в. «Пейзаж со всадником» (дерево, масло, 41,6 x 63,2, XVII в.), утраченное в период Второй мировой войны, выявленное Росохранкультурой в Великобритании, приобретенное по ее инициативе и возвращенное при содействии Посольства России во Франции. Предполагаемый автор — Йорис ван дер Хаген или художник его круга.

Семь икон, незаконно вывезенных из России. Иконы задержаны итальянскими карабинерами и в июне 2008 г. возвращены в Россию.

Два указа Капитулу орденов. Похищены в 1994 г. из Российского государственного исторического архива в Санкт-Петербурге. Обнаружены в Антикварном центре Екатеринбурга. Сняты с продажи, 23 июня 2008 г. изъяты УВД Санкт-Петербурга и возвращены в архив.

В результате переговоров с представителями ОАО «Трубная металлургическая компания», связанного с промышленностью Таганрога, в Великобритании была приобретена картина Н.П. Богданова-Бельского «Последняя воля» (1893 г., холст, масло, 90,5 x 126,5), пропавшая в годы войны из Таганрогского государственного музея-заповедника. Картина в июле 2008 г. была доставлена в Россию и в ноябре этого же года передана музею-заповеднику в присутствии Министра культуры А.А. Авдеева.

Икона «Воскресение Христово» (автор Кирилл Уланов, 1718 г.). Похищена в 2004 г. из церкви Рождества Пресвятой Богородицы в Нижнем Новгороде. Обнаружена при продаже в Эстонии. После переговоров владелец (С.А. Ходорковский) безвозмездно передал ее в Росохранкультуру. 24 июля 2008 г. икона передана Председателем Правительства РФ В.В. Путиным Нижегородской епархии.

Знамя «В память героев Бородина», похищенное в 1990 г. из Можайского краеведческого музея (филиала Бородинского музея-заповедника). Обнаружено 9 июня 2008 г. выставленным на продажу в магазине «Лейб-штандарт» (Москва). Владелец Мишель де Винча 15 сентября 2008 г. передал знамя в Росохранкультуру для возвращения в музей.

22 октября 2008 г. состоялась передача послом США в России Джоном Байерли Росохранкультуре книги «Каталог картинной галереи Императорского Эрмитажа» (СПб., 1889), пропавшей в годы войны из Гатчинского дворца-музея. Информация о ней была обнаружена Россвязьохранкультурой на интернет-сайте в США, где она предлагалась к продаже, затем по просьбе Россвязьохранкультуры книга была изъята Министерством внутренней безопасности США в Чикаго. Во взаимодействии с атташатом Службы таможенных и эмиграционных расследований Министерства внутренней безопасности США при посольстве США в России Росохранкультурой были представлены доказательства о ее принадлежности музею судебным органам США.

Указ Анны Иоанновны и рескрипт Екатерины II, похищенные в 1994 г. из Российского государственного исторического архива. Сняты с торгов Русского аукционного дома 6 декабря 2008 г. Владелец передал их в Росохранкультуру для возвращения в архив.

Это интересно:  Штраф за незаконную предпринимательскую деятельность в 2019 году

Картина работы неизвестного художника «Портрет графа А.С. Строганова», пропавшая в годы войны из неустановленного российского музея. Обнаружена во Франции, доставлена в Россию и в декабре 2008 г. приобретена для собрания Государственного историко-архитектурного, художественного и ландшафтного музея-заповедника «Царицыно».

Револьвер системы наган (1902 г.), изъятый правоохранительными органами Японии и подаренный России, возвращен 25 декабря 2008 г. и 22 января 2009 г. передан в Центральный музей Вооруженных сил.

Десять подлинных указов Капитулу Российских орденов. Похищены в 1994 г. из Российского государственного исторического архива. В результате мониторинга обнаружены в антикварной галерее «Военная мысль» (Москва) и 16 февраля 2009 г. переданы в Росохранкультуру.

Пять чертежей парусных кораблей «Россия», «Фершампенуаз» и «Императрица Александра» были похищены в 1992 г. из музея Высшего военно-морского инженерного училища имени Ф.Э. Дзержинского (ныне Военно-морской инженерный институт, Санкт-Петербург). Обнаружены на торгах аукциона Stockholms Auktionsverk (Стокгольм, Швеция). 27 февраля 2009 г. благодаря совместным усилиям Росохранкультуры, направившей 1 декабря 2008 г. по каналам МИД России пакет документов по возвращению похищенных чертежей в адрес этого аукциона, и посольства России в Швеции возвращены в Россию. 28 апреля 2010 г. переданы Центральному военно-морскому музею.

Шесть акватинт (цветных гравюр) с изображением нижних чинов прусской армии начала XIX в. Похищены в 2000-х годах из Российской национальной библиотеки. Обнаружены на XXVI Российском антикварном салоне в марте 2009 г. и переданы для возвращения в Росохранкультуру.

Эскиз (автор А. Родченко) костюма служителя зоопарка к спектаклю «Клоп» в театре Мейерхольда (постановка 1929 г.), похищенный в 1994 г. из Государственного музея В.В. Маяковского, обнаруженный на торгах 4 декабря 2008 г. аукциона Bloomsbury (Нью-Йорк). В результате переговоров рисунок при содействии Генконсульства России в Нью-Йорке доставлен в Россию и 18 мая 2009 г. возвращен в музей.

Икона «Притча о происхождении иконы Владимирской богоматери», похищенная в 1994 г. из Государственного музея-заповедника «Коломенское», опубликованная в 1-м выпуске каталога «Внимание, розыск!», обнаруженная на торгах 9 июня 2008 г. в Лондоне, после длительных переговоров 13 мая 2009 г. доставлена в Россию при содействии директора Русского отдела аукционного дома Christie’s Алексиса Тизенгаузена и 29 сентября 2009 г. возвращена музею.

Шесть декоративных накладок из дерева и металла. Являлись фрагментами украшения решеток балконов и ограды лестницы дворца-музея Марли, входящего в состав Государственного музея-заповедника «Петергоф». Пропали в годы войны и обнаружены в 2007 г. в Германии. После переписки по дипломатическим каналам переданы германской стороной Министру культуры России А.А. Авдееву во время его визита, затем доставлены в адрес Росохранкультуры и возвращены в музей.

Картина А. Риццони «Итальянская лавочка». Похищена в 1990 г. из Серпуховского историко-художественного музея. Опубликована в 1-м выпуске каталога «Внимание, розыск!». Обнаружена 18 августа 2009 г. в результате мониторинга в галерее «Альбион» (Москва). Добровольно передана в Росохранкультуру коллекционером Алексеем Зайцевым для возвращения в музей.

Иконы «Богоматерь с младенцем» и «Святой Алексий митрополит Московский». Похищены из храма Святителя Алексия в селе Середниково Московской области. Обнаружены в феврале 2009 г. на российском рынке. 17 ноября 2009 г. стараниями Росохранкультуры и Национального Лермонтовского центра в усадьбе Середниково возвращены в храм.

4 марта 2010 г. в резиденции посла США в Москве состоялась церемония передачи Росохранкультуре рамочки-брелка с портретом Петра I, похищенной из Государственного Эрмитажа в 1990-х — начале 2000-х годов в числе более чем 200 других предметов. В мероприятии приняли участие посол США в России, представители Службы иммиграционных и таможенных расследований Министерства внутренней безопасности США и Следственного комитета при прокуратуре РФ и Росохранкультуры. Информация об этом предмете была опубликована в 2006 г. в 1-м выпуске «Внимание: розыск!» (с. 166, N 77). Благодаря публикации рамочку-брелок обнаружил в мае 2009 г. один из наших добровольных помощников гражданин Германии — Сергей Циммерман при проведении интернет-мониторинга на сайте «John Atzbach Antiques. Collector/Dealer of Imperial Russian Objects» (Редмонт, штат Вашингтон). 28 апреля 2010 г. брелок возвращен в собрание Эрмитажа.

14 мая 2010 г. Всероссийский художественный научно-реставрационный центр имени академика И.Э. Грабаря передал в Росохранкультуру картину М.Б. Грекова «Зимний вид», пропавшую из фондов Ростовского областного музея краеведения. Этюд, написанный маслом на холсте, размером всего около 10 на 15 см, поступил в Центр имени И.Э. Грабаря от частного коллекционера для проведения экспертизы и был идентифицирован экспертами Центра как музейный предмет из коллекции Ростовского музея. Коллекционер, узнав о ее принадлежности, отказался от прав на предмет и попросил вернуть его собственнику. 14 мая Центр в установленном порядке передал этюд в Росохранкультуру для регистрации, исследования и документального оформления. Этюд возвращен музею 6 июня 2010 г. в рамках Общего собрания Союза музеев России.

23 июня 2010 г. в ходе торжественных мероприятий, посвященных 300-летнему юбилею Царского Села, Министром культуры РФ А.А. Авдеевым передан Государственному музею-заповеднику «Царское Село» акварельный портрет последней российской императрицы Александры Федоровны работы ее сестры Елизаветы Федоровны, возвращенный Росохранкультурой при содействии МИД России и Генконсульства России во Франкфурте-на-Майне. До 1941 г. портрет находился в фондах Александровского дворца, но в годы войны был утрачен. Иллюстрация. — Не приводится.

Картина выдающейся художницы русского авангарда Ольги Владимировны Розановой «Цветовая композиция», написанная в 1915 г. Холст, лен, масло. Размер (без обрамления) 22,3 x 40 см. Картина числилась похищенной с 2001 г. во время экспонирования выставки произведений художников группы «Бубновый валет» в залах Костромского музея изобразительных искусств. Работа Розановой хранилась в фондах Тотемского музейного объединения неатрибутированной, и лишь незадолго до организации выставки искусствоведам Вологодской картинной галереи удалось установить ее авторство. В Росохранкультуру картина была передана Аркадием Викентьевым, который получил ее для этого от другого коллекционера, обнаружившего изображение картины в изданном Росохранкультурой в 2006 г. «Каталоге предметов искусства и антиквариата, находящихся в розыске» (с. 56, N 261). В сентябре 2010 г. картина возвращена Тотемскому музейному объединению.

Предметы китайского искусства из бронзы в технике перегородчатой эмали (клуазоне), похищенные из коллекции К.П. Доценко. 20 июля 2010 г. в Подмосковье были похищены 63 предмета декоративно-прикладного искусства Китая XIX — XX вв. общей стоимостью 8 млн. руб. По горячим следам летом 2010 г. вышел шестой каталог Росохранкультуры серии «Внимание: розыск!» — каталог находящихся в розыске предметов искусства и антиквариата стран Азии, а 4 октября 2010 г. уже были задержаны подозреваемые лица, а сама коллекция возвращена владельцу.

25 января 2010 г. в рамках открытия нового здания Музея русской иконы Государственному музею-заповеднику «Ростовский Кремль» возвращен крест середины XVI в., похищенный 15 лет назад, приобретенный в Германии и возвращенный устроителями Музея русской иконы из Германии. Этот выносной двусторонний запрестольный крест (дерево, резьба, темпера, 78 x 69 x 4 см), происходящий из церкви Богоявления села Угодичи Ростовского уезда, поступил в коллекцию Ростовского музея церковных древностей (ныне ГМЗ «Ростовский Кремль») еще в 1880-х годах почти одновременно с созданием музея. Он относится к числу наиболее ценных экспонатов и является эталонным образцом при изучении подобных произведений. Устроители Музея русской иконы сообщили нам о своем желании возвратить крест в случае подтверждения прав собственности государства. Информация о кресте была проверена по ЭРПАС, что позволило его идентифицировать, а документы, представленные ростовским музеем по нашему запросу, позволили в этом окончательно удостовериться.

25 февраля 2011 г. в резиденции посла США Спасо-Хаус состоялась презентация архивных документов, возвращенных из США через российское посольство в Вашингтоне. Мероприятие организовано посольством США в России совместно с Росохранкультурой. Были представлены 17 указов российских самодержцев и 4 документа советских военачальников, похищенные из отечественных архивов. Указы (Анны Иоанновны, Елизаветы Петровны, Екатерины II, Александра I, Николая I, Александра II, Александра III и Николая II) были похищены в 1994 г. из Российского государственного исторического архива (РГИА) в Санкт-Петербурге группой Файнберга. Рескрипт Екатерины Каховскому, похищенный в 2002 г. из Российского государственного военно-исторического архива (РГВИА) в Москве. Приказы Г. Жукова и доклад В. Блюхера, похищенные из РГВИА неизвестными лицами в 2000-х годах. Часть этих документов обнаружена Росохранкультурой на торгах аукциона «Alexander Autographs» (США), проходивших в марте 2010 г., в галерее «Kenneth Rendell» (США), а также в коллекции Daniel Bibb (США).

Как показывает опыт многолетней работы, самые результативные направления в деле возвращения российских ценностей: германское (иконы, архивные документы), английское (картины, иконы) и итальянское (иконы), что свидетельствует о высоком уровне сотрудничества с компетентными органами этих стран. Ведется также активная работа на американском направлении (иконы, архивные документы, книги, предметы ДПИ).

Очевидно, что страны с развитым и богатым художественным рынком, имеющие цивилизованные правила его функционирования, предоставляют возможность для решения этих задач. Несмотря на имеющиеся проблемы, есть основания говорить о новой тенденции, связанной с планомерной и системной работой по возвращению культурных ценностей в Россию.

Прогнозируя перспективы работы по поиску и возвращению культурных ценностей, представляется, что гораздо более эффективная реализация данных функций была бы возможна на основе федеральной целевой программы.

Есть надежда, что в рамках деятельности Минкультуры России, которой переданы функции Росохранкультуры, будет сформирована соответствующая подпрограмма, предусматривающая целевое финансовое обеспечение деятельности по поиску и возвращению культурных ценностей, похищенных и (или) незаконно вывезенных с территории нашей страны, в том числе в период Второй мировой войны.

Статья написана по материалам сайтов: tass.ru, studfiles.net, wiselawyer.ru.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock
detector