Фальшивые документы для сына Слуцкого

В повседневной жизни мы постоянно сталкиваемся с необходимостью оформления и использования документов. Сведения, закрепленные на бумаге, могут подтверждать права на собственность, льготы, скидки и т. д. Сегодня в России участились случаи подделки печатей, бланков, штампов, удостоверений и других важных бумаг. За подобные махинации виновных ждет наиболее строгий вид юридической ответственности за совершение преступления — уголовная. Карается подделка документов по статье 327 УК РФ. Изготовление каких бумаг будет расцениваться, как фальсификация? Наказание за подделку документации зависит от обстоятельств дела и квалифицирующих признаков, которые изложены в упомянутой статье УК.

Что гласит статья УК РФ

Чтобы действия лица можно было расценивать, как преступление, подпадающее под статью 327 УК РФ, они должны отвечать ряду условий. Первое и самое важное — подделка осуществлялась в отношении официальных документов или удостоверений, которые используются для получения льгот или освобождения от обязанностей. Однако просто изготовление фальсифицированных бумаг не повлечет наказание по 327 статье, нужно, чтобы преступник воспользовался ненастоящим удостоверением или передал его другому лицу.

К подделке документов также приравнивается выпуск ненастоящих печатей, штампов, наград и бланков. В действующем Уголовном кодексе нет четкого определения понятия «подделка документов». Фальсификацией бумаг принято считать следующие действия:

  • изготовление фиктивной документации с помощью специальной техники;
  • применение бланков, полученных незаконным способом;
  • внесение исправлений в существующий документ;
  • корректировка всего текста документа или его части путем стирания, вырезания, смывания или подчистки;
  • использование изготовленных незаконным путем штампов и печатей;
  • добавление записей и пометок в существующий документ.

Вносить изменения в текст квитанции, бланка или справки можно механическим путем, а также с использованием печатной техники и химических веществ. Важно заметить, что подделка документов не будет считаться преступлением и не подпадет под статью 327 УК, если изготовленные бумаги не предоставляют льготы, права или другие преимущества. Также ответственность не предусмотрена для лиц, фальсифицирующих награды других стран.

Чтобы за махинации с официальными бланками, удостоверениями или печатями можно было наказать гражданина, его действия должны иметь прямой умысел, т. е. лицо знает, что фальсифицирует бумаги для получения личной выгоды. Оно осознает возможный вред от своего поступка и все равно совершает его.

Виды ответственности за фальсификацию

Когда лицом осуществляется подделка документов, статья 327 УК РФ предусматривает строгое наказание. Мера ответственности зависит от обстоятельств дела и последствий преступных действий. Наказание за преступление понесет лицо старше 16-летнего возраста. Когда правонарушение не имеет квалифицирующих признаков, виновные могут понести наказание в виде принудительных работ (до 2 лет), быть осуждены к лишению или ограничению свободы (до 2 лет) либо аресту (до 0.5 года).

Если гражданин совершил подделку печатей или документов для того, чтобы скрыть совершение другого преступления, это будет признано отягчающим обстоятельством. За подобные действия законом установлена более строгая мера: кара за содеянное в виде принудительной изоляции от общества или привлечения к труду в местах уголовно-исполнительной системы на срок до 4 лет.

Ответственность за подделку документов применяется не только к лицам, изготавливающим ненастоящие бумаги, удостоверения и печати, но и к тем, кто пользуется результатом их деятельности. За использование фальсифицированных документов россиянам могут вменить штраф (до 80 тыс. р. или в размере суммы, вырученной за период до 0.5 года), обязательные (до 480 часов) или исправительные (до 2 лет) работы, арест на 0.5 года.

Если фальсификацией бумаг занималось должностное лицо или государственный служащий, меры ответственности будут существенно жестче указанных выше. Подделка документов часто сопряжена с другими преступлениями, например, мошенничеством. Если лица нарушают сразу две статьи УК РФ, то они будут нести ответственность по совокупности преступлений.

Способы привлечения к наказанию

Если вам стал известен факт подделки документов и требуется привлечь преступника к ответственности, предусмотренной 327 статьей УК РФ, следует обращаться в суд или полицию. Когда личность злоумышленника не известна, заявление подается в правоохранительные органы. В полиции примут заявление и проведут следственно-розыскные мероприятия. По факту нарушения закона будет открыто уголовное производство.

Если вы знаете лицо, промышляющее подделкой бумаг, стали его жертвой или получили предложение о покупке фальсифицированного удостоверения, нужно идти с заявлением в суд. Будет проведено судебное расследование, и обвиняемый получит обвинительный или оправдательный приговор. Во время судебного разбирательства, для того чтобы определить, осуществлялось ли изготовление подложных документов или нет, может быть назначена экспертиза.

Категория: Ответственность
Дата: 15.05.2017

Для реализации процесса исследования может быть привлечена государственная компания или частный независимый центр. Лица, обладающие специальными знаниями и сведущие в требуемых вопросах, с помощью предназначенных для экспертизы тестов проверят бумаги на подлинность. По итогу работ будет составлено содержащее результаты письменное заключение. Эксперта могут вызвать для участия в заседании суда, чтобы он пояснил представленные в заключении выводы.

Людмила Слуцкая:
«Ананас от сына с первой получки
для меня дороже любых бриллиантов»

О ТОМ, КАК СЛУЦКИЙ ПОСВЯТИЛ
ЕЙ ПЕРВОЕ ЗОЛОТО В 2013 ГОДУ

– Знаете, как я смотрю футбол? Выключаю звук телевизора и хожу по квартире туда-сюда, бросая взгляды на экран. И только когда вижу, что либо мы уверенно выигрываем, либо проигрываем так, что уже не отыграться, сажусь и включаю громкость.

Вот и тогда, с «Кубанью», включила, когда все уже закончилось, – ведь счет до конца был 0:0. И на полуфразе услышала про себя! А может, я вообще ослышалась? Но едва поняла, что нет, – как слезы полили!

Ведь живешь своей жизнью и не думаешь обо всем этом. Я-то всем говорю, что люблю их, – и Лене, и внуку Димке. Тому – вообще каждый день. А когда сын звонит, всегда прощаюсь так: «Ну все, сынок, целую. Я тебя люблю». Но так, чтобы он мне говорил: «Мама, я тебя люблю, ты у меня самая-самая!» – такого нет. Просто знаю, что у него есть я. И вижу по отношению, как он меня воспринимает. Он правильный по жизни человек. И ребенком был таким же. Правда, мне казалось, что все так живут.

Но когда ЭТО услышала – совсем по-другому на своего сына посмотрела. В такой момент посвятить свой главный трофей мне. Я была к этому не готова. Даже и не подозревала, что такое может быть. Не всегда слова значат много. Но тут – значили. Конечно, мне было очень приятно. Я сильно плакала.

Говорите больше своим родителям, что вы их любите. Что помните, что скучаете, что вам их не хватает. Это приятно. Это нужно.

О СМЕРТИ МУЖА И ЖИЗНИ ПОСЛЕ НЕЕ

– Виктор проболел недолго. Впервые он обратился к врачу с жалобами на сильные боли в груди в сентябре 1977-го. На самом деле болело легкое, а ему принялись лечить сердце. Никто не додумался даже сделать флюорографию. Но боли продолжались, и однажды мы поехали в Москву, к серьезному профессору. Но было уже поздно. Рак легких в последней стадии. Димка теперь говорит, что, когда вырастет, будет ученым. И откроет таблетки, которые помогут от СПИДа и рака.

7 марта 1978-го Виктор умер, 19 марта мне исполнилось 30 лет, 4 мая Лене – семь. Представляете, как мы остались, потерянные, с кооперативной квартирой, за которую нужно было платить? Как жить, что делать, как выживать? Было очень трудно. Но выжили.

Квартира казалась мне огромной. Когда купили, думала – все, это наша жизнь, здесь Леня женится, потом будем все вместе жить. Правда, платить за нее надо было очень много – 120 рублей в месяц. По-нынешнему выражаясь, это была ипотека на 25 лет. Но Виктор зарабатывал неплохо, и жили мы хорошо. И машина была, «Волга» с оленем на капоте.

Со дня смерти Виктора началась другая жизнь. Мы продали машину, гараж. Со мной мама жила, пенсию получала – на нее и жили. А моя зарплата и пенсия по потере кормильца, которую платили Лене, шли на оплату квартиры.

Леня был маленький, он не мог и не должен был знать, что у меня зарплата заведующей в детском саду – 90 рублей, а за квартиру платить надо было 120. Причем еще столько лет… А деньги, которые были отложены, мы потратили на лечение Виктора, когда в Москву ездили.

Когда классе в шестом-седьмом у Лени стали расти потребности, я пошла подрабатывать. Мыть полы ночью в учреждении. Старалась сделать так, чтобы этого никто не увидел и никто не узнал, – все-таки днем руководила детским садом, а тут – уборщицей.

Работала там года два, получала 70 рублей в месяц. Это было большое подспорье. Леня потом говорил: «Вот все говорят: «Трудно жили», но я не помню, чтобы нам когда-то на что-то не хватало». В это время он не знал, что я подрабатываю, я ему уже потом сказала.

А то, что замуж больше не вышла. Нет, сразу ничего не решала. Просто так вышло. Вначале работала, надо было кормить сына, было не до того. И потом, это же были другие времена. Жила с мамой, домой человека не привести. Как и уйти из дома на ночь. Это ж надо было маме рассказать – а как? Мы родителей не то что боялись, но стеснялись. И я себе такого позволить не могла, было неудобно.

По поводу личной жизни я не переживала. Это сегодня что-то там говорят про одиночество, депрессию. А тогда и слова-то такого не знали. В худшем случае у тебя могло быть плохое настроение. И то какие-то часы. Некогда было неделю горевать. Утром надо было идти на работу и все забыть.

И казалось, что все у меня нормально. Я дружила с соседкой сверху, Леня – с ее сыном Сашкой. Так их муж и отец каждый день пьяный домой приходил. Такого мужа я не хотела. А другого в жизни больше не встретилось.

О СЛУЦКОМ В ДЕТСТВЕ

– Леня в детстве с Димкой в чем-то похожи. Очень добрые. Очень внимательные. Но Димка – более смелый. Взять хотя бы этот его экстремальный самокат, с которого он не слезает. И со всеми находит общий язык. А Леня страшно переживал, если ему взрослый человек на улице просто делал какое-то замечание. Для Лени это был крах. У него не припомню драк, а Димка подраться может – но по делу, только если нужно кого-нибудь защитить.

Меня часто спрашивают: как ты его воспитывала? Да не воспитывала я его! И вообще, будучи педагогом, не знаю, что такое воспитание. Можно научить здороваться, вести себя культурно. А все остальное. Не будешь же говорить: «Ты меня, сынок, люби, я твоя мама».

Мы его никогда не наказывали. Никогда не били. Никогда не ругали. Он же у нас отличником был. Иногда с работы прихожу – и вижу, как бабушка Лене говорит: «Ты почему сегодня «четверку» в дневнике принес?» И делает важный вид. А он делал вид, что ее боится. Ему все давалось очень легко. Он ничего не зубрил, почти все уроки дома не учил. Все запоминал прямо в школе.

Но к Лене я все-таки жестче относилась, чем к Диме. Умела говорить «нет». Когда я внуку сейчас что-то в очередной раз позволяю, сын ворчит: «Ты в нем растворилась».

Леня был маленький, он не мог и не должен был знать, что у меня зарплата заведующей в детском саду – 90 рублей, а за квартиру платить надо было 120.

О СЕРДЕЧНОМ ПРИСТУПЕ,
КОГДА СЛУЦКИЙ ПОШЕЛ В ИНСТИТУТ ФИЗКУЛЬТУРЫ

– Вряд ли он мог бы вырасти в хорошего футболиста. У него немножко другой склад ума. Тренерское, аналитическое ему ближе. Он должен думать, а не только бегать. Может, потому во вратари и подался. Кстати, и игрушки у него были «тренерские» – он любил из индейцев, солдатиков команды строить. И его «армии» у других детишек эти войнушки почти всегда выигрывали.

Это интересно:  Плюсы и минусы приватизации квартиры: приватизировать или нет? - МФЦ Мои документы

А потом он подал документы в институт физкультуры. Для меня это был конец света. Сердце болело, приступ был. Я лежала. И этого Дергача Василия Васильевича, который его туда зазвал, последними словами ругала! Это уже потом мы подружились, и лишь спустя много лет я задумалась – видимо, не зря он пошел туда, в этот футбол.

Варианта было два – юрфак и журфак. Журналистика, кстати, ему очень нравилась, а говорить он всегда умел. И рассуждал: «Если я когда-нибудь и буду журналистом, то только спортивным».

А на юридический он даже собеседования прошел. У нас в Волгограде есть следственная школа. Чтобы туда попасть, нужно было пройти собеседования в прокуратуре, еще где-то. И он прошел – причем, как потом выяснилось, уже зная, что туда не пойдет! А я-то счастливая ходила, везде его хвалили: «Да мы его и без экзаменов взять можем». Он благодаря золотой медали и так только с одним экзаменом мог поступить.

А потом Леня тихо отнес документы в институт физкультуры на отделение футбола и просто поставил меня перед фактом. Рассказал, что люди в приемной комиссии были сильно удивлены и друг другу показывали его аттестат с одними пятерками.

Почему я так расстроилась? Когда-то, чтобы отвезти домой и установить какой-то новый шкаф или стенку, нужно было зайти с заднего двора в мебельный магазин и поговорить с грузчиками. За умеренную плату они все делали. Когда отец Лени был еще жив и в 1972 году мы получили новую квартиру, надо было ее обставлять. Я пошла к грузчикам – и разговорилась с ними.

Оказалось, что все они закончили институт физкультуры. Мне и Леня про них рассказывал: «А, я его знаю. Он бывший боксер». Сын вообще, по-моему, всех спортсменов в мире с детства знал по именам. До сих пор и легкую атлетику смотрит, и волейбол, и что угодно.

И как же эти грузчики отложились у меня в голове! И когда спустя 17 лет мой сын, умный, красивый и все такое, пошел в институт физкультуры, у меня они сразу в памяти всплыли.

Нет, на Леню я не кричала. Но у меня сразу созрел план. Я слышала про Василия Васильевича Дергача, что он на кафедре футбола все решает. И пошла к нему, поставив себе задачу: вначале уговоры, затем злость, потом гнев. В итоге наговорила ему много нехороших слов. Мне надо было выпустить пар, найти виноватого и все ему рассказать. А кому? Леня меня уже не слушал.

Дергач оказался человеком очень тактичным и выдержанным. И выстоял под моим натиском. А много лет спустя порекомендовал Леню другому своему ученику – Сергею Павлову, когда тот вывел «Уралан» в высшую лигу и надо было формировать дубль и искать туда тренера.

О ТОМ, КАК СЛУЦКИЙ УПАЛ С ДЕРЕВА
И ГОД ВОССТАНАВЛИВАЛСЯ

– На всю жизнь запомнила тот день. Это было 13 октября 1989 года, воскресенье. Меня дома не было. Леня собирался идти на тренировку. И тут соседка позвонила в дверь со своей просьбой. До того она прошла многих мальчиков, в том числе заглянула к Саше, нашему соседу сверху. Тот, парень категоричный, спокойно ответил: «Я? На дерево? Вы что, не пойду». И закрыл дверь.

А Леня никогда в жизни не мог никому отказать. Он не умел лазить по деревьям, ничего о них не знал. Это потом уже выяснил, что осенью у тополей тонкие веточки и на них забираться нельзя. А он полез. Кошечку-то снял. Но потом под ним обломилась ветка, и он полетел. Со всем своим ростом упал на переносицу и заодно повредил колено.

Я была у сестры, мне позвонила мама девочки, чья кошка на дерево залезла. Я тут же на такси в больницу. Его уже отвезли на операцию, которая длилась долго. Спасибо дежурному доктору, который собрал ему колено как положено, не тяп-ляп. Когда Леню везли на каталке, вместо лица у него было сплошное месиво.

Насчет 20-местной палаты – это Лене так показалось. На самом деле там было восемь человек – впрочем, тоже немало. Самое страшное, что, когда сняли гипс, нога у него была абсолютно ровная. Колено не сгибалось. Вообще. Его надо было разрабатывать.

После снятия гипса я забрала Леню домой. Каждый день он ложился на диван, я грела парафин, накладывала на колено. И по миллиметру гнула ему ногу. Боль – дикая, хотя переносил он ее мужественно, не кричал.

Но ногу мы согнули. Полностью. Хотя чего это стоило! Первое время после гипса мы ездили на физиотерапию. В такси садимся – а хороших машин тогда еще не было. Места для ноги нет – иногда приоткрывали окно, и нога торчала оттуда.

И все-таки во всем, что в больнице происходило, было кое-что хорошее. Вы не представляете, сколько у него перебывало людей. Я же там со всеми врачами перезнакомилась – благо больница была прямо напротив моего детского сада.

Одному его соседу по палате ноги отрезало полностью. У второго в голове что-то перемкнуло. Ему делали какие-то тяжелые уколы, но он мог сорваться и с бешеными глазами куда-то побежать. Один раз так по Лене пробежался. Третий был на Шарикова похож – просто копия! К тому же и бездомный – то есть и биография напоминала.

Он тяжело переживал, что в футбол играть не будет. Потому что очень этого хотел. А понимание того, что великим спортсменом он в любом случае не стал бы, думаю, пришло к нему позже. Тогда рана еще была свежа. Но какое могло быть возвращение в футбол, если у него каких-то косточек в колене не хватало – настолько оно при ударе было раздроблено? Попытка вернуться, если и была, то скорее для себя, чтобы во всем убедиться. А вдруг чудо? Хотя чудо – это то, что разработали колено. Иначе хромал бы всю оставшуюся жизнь.

После того проигрыша детей в «Олимпии» Леня решил, что я нефартовая и мне нельзя ходить на футбол.

О ТОМ, КАК АДАМОВА ДОМА ВЫХАЖИВАЛИ

– С первой получки в «Олимпии» Леня купил и принес домой. ананас. А мы с бабушкой и не знали, что это такое, как его есть, чистить. Для Волгограда тогда это было диво дивное. И для меня тот ананас был дороже бриллиантов, которые Леня подарил мне, попав в «Уралан». Не забуду и другого: когда сын набирал детей в свою первую команду, то писал дома от руки объявления, а я ходила и расклеивала их по району.

Сколько я с «олимпийцами» возилась! Как-то Леонид мне Рому Адамова привел с высокой температурой. Но сначала я отвела его в больницу – она была недалеко, полчаса пешком. У мальчика был отит, стреляли уши, и я боялась заниматься самолечением. Помню, доктор спрашивает: «Ты с кем пришел?» Рома отвечает: «С мамой». Они все между собой меня мамой называли.

Я его оставила в больнице, потому что доктор сказал: «Надо». Но когда пришла домой, увидела там Рому! Пока шла, он успел из больницы сбежать и примчаться раньше меня. Ну что мне оставалось делать? Не могла же я его второй раз отправить в больницу, если ребенку в 11 лет страшно там было одному находиться?

Тогда уже пришлось уйти с работы на несколько дней, и мы дома его лечили. Мы вообще всех дома лечили. Леня приводил всех детей. Кто-то закурил и был пойман? Домой на профилактику, неделю у нас живет. Кто-то еще сильно провинился? Тоже домой, под жесткий контроль. Он очень строго относился к ним в плане курения, пива, режима вообще. Так и надо было.

О ТОМ, ПОЧЕМУ НЕ ХОДИТ НА МАТЧИ СЫНА

– Однажды пошла на «Олимпию» – и она, выигрывавшая почти все матчи, проиграла. После того проигрыша детей в «Олимпии» Леня решил, что я нефартовая и мне нельзя ходить на футбол. Но я и не сильно хочу, потому что не выдержу всего этого. Дома-то ухожу от телевизора, счет только гляну – и опять бродить по квартире. С утра в день игры поднимается давление, все знают, что трогать меня нельзя – ответить могу не так, как надо.

Но, если честно, так хотела осенью пойти, когда сборная играла! Тем более что много наших друзей на те матчи ходили, да и Димка тоже первый раз на папин футбол выбрался. Хотелось выйти в свет и показаться. Но не тут-то было.

О ЖЕНЕ СЛУЦКОГО И СЕМЕЙНОЙ ЖИЗНИ

– К появлению в нашей жизни Ирины отнеслась нормально. Потому что уже шли разговоры об этом, Лене было 32 года. И сама я понимала, что – надо. Заранее подготовила себя к такому повороту событий. Помню нашу первую встречу, Леня с Ириной пришли к нам домой в Волгограде. А через год Димка родился.

Свадьбы действительно почти не было – Леня был очень занят в «Москве». И потом, он очень не любит какие-то пышные вещи, касающиеся его самого. Вот Адамову или Колодину, другим «олимпийцам» он может устроить все что угодно. Но не себе.

Ирина – абсолютно непубличный человек и Лене очень подошла. Она не требует постоянного внимания. Другая могла: «Ах, вот я вышла замуж, а мне не с кем в кино сходить!» Такого нет. Она сразу приняла весь его образ и стиль жизни, который совершенно не изменился. С ее стороны не было никаких требований.

На Леню никак нельзя воздействовать. И из нас троих – Димы, Ирины и меня – никто и не пытается. Думаю, что это бесполезно – да и нужды нет. Он никогда не считает наши деньги, не спрашивает, кто, что и за сколько купил. Может, поэтому мы с Димкой и разбаловались, позволяем себе много лишнего – чего, может, и не надо бы.

Вот сегодня купили второй монитор. Только в прошлом году купили монитор, который был самый крутой, – а вот сегодня, оказывается, самый крутой уже этот. Леня никогда нас ни в чем не ограничивал.

А что Ирина за человек. Она – Рыба и я – Рыба. Тем самым хочу сказать, что мы по гороскопу одинаковые. И Димка тоже. Он родился 14 марта, я – 19-го, она – 20-го. Для меня важна чистота, порядок, еда. Чтобы все было убрано, разложено по полочкам. Чтобы ты пульт отсюда взял и сюда же его положил. И Ирина или сама по жизни такая же, или ухватила это в один момент. Вроде бы мелочи, но в каждодневной жизни они очень важны. И в них разногласий нет.

Димка родился, когда Леня еще в дубле «Москвы» работал. Приехал дня через два. И до выписки Ирины был у нее, и на самой выписке. В первый момент очень растрогался и немножко растерялся. Звонил всем друзьям, знакомым, спрашивал: «Что мне делать?» Одна подружка сказала: «Что делать? Пойди напейся». Но это не для Лени.

А в его жизни ничего не изменилось. До того, как Димке стукнул год, по-моему, он особо и не понимал, что сын растет. Только когда внук уже начал что-то лепетать, ходить, тогда его папа и проникся. А когда лежал в люльке – не было такого.

О ЖУТКОЙ ПЕРВОЙ МОСКОВСКОЙ КВАРТИРЕ

– Представьте, как нам «повезло». Мы купили свою первую в Москве квартиру – на улице Сайкина, недалеко от стадиона «Торпедо». Потом уже выяснилось, что в каждом доме выделяются муниципальные квартиры неимущим людям. И надо же такому случиться, чтобы такая квартира оказалась для нас соседней! Более того, та «однушка» досталась сумасшедшей семье. Реально сумасшедшей.

Это интересно:  Временная регистрация по месту пребывания - порядок, сроки, документы

Днем они спали. А ночью начинали выяснять отношения. Бить, резать друг друга, орать: «Спасите, помогите!» Вот как сдали дом – кирпичные стены и больше ничего, так у них все и было. Даже полов – картон какой-то бросали. У них не было ни воды, ни газа. Электричество заменяла керосиновая лампа. Дочь в сумасшедшем доме лежала, но туда, мне кажется, маму надо было класть. Сын два раза себя ножом резал.

А мы, когда Леонид уезжал, оставались одни. Две женщины и ребенок. Сейчас, думаем, дверь откроем, а там кто-нибудь мертвый лежит. Или на нас с ножом бросятся. За хлебом боялись выйти.

Помню, Леня был в поездке, и последняя ночь была ужасная. Соседи там орали как оглашенные, мы с Иринкой, женой Леонида, проснулись: «Боже, что делать?» Наконец я Лене позвонила: «Очень страшно нам с Димкой». Он тут же: «Ищите квартиру». Через какое-то время их оттуда все-таки выселили, поскольку очень уж большими стали долги по оплате коммунальных расходов. Но нас это уже не интересовало.

Вот мы и съехали. Вы такое когда-нибудь слышали, чтобы люди добровольно уходили из собственного жилья на съемное? А с нами такое было. И лишь через какое-то время, уже в ЦСКА, нашли нынешнюю, в «Алых парусах».

О ГИНЕРЕ, ТРУДНОСТЯХ ПЕРВЫХ ЛЕТ
И ОБСТАНОВКЕ ДОМА ПОСЛЕ ПОРАЖЕНИЙ

– Думаю, что Гинер – умнейший человек и не один день наблюдал за Леонидом. Может, скажу высокопарно, но умный человек тянется к умному человеку. Евгений Леннорович просто в нем этот ум увидел.

Первое время в ЦСКА сыну было очень тяжело. Он же не зря потом заявление об уходе подавал. Это не потому, что он просто психанул. А от этой самой тяжести. От взаимного непонимания. Мы беседовали, и я всегда говорила: «Для всего нужно время». За один день ничего не делается. Это не «Москва», не «Крылья». А сегодня в его отношениях с игроками все стало так, как когда-то было там. Он знает всех жен, всех детей игроков. Ему это интересно, и им – тоже. Но сколько для этого потребовалось времени, сил и терпения!

Мы иногда с ним можем очень долго сидеть вот здесь, на диване, вдвоем, когда все спят. До четырех утра, до пяти. И о многом, многом говорить. О том, что он никому не скажет. А я его слушаю – и иногда даже, как он говорит, даю правильные. Ну, может быть, не советы. Я даже Димке, хотя ему и 11 лет, советы не могу давать. А тем более Лене.

Скорее всего, делаю правильные выводы из того, что он говорит. А иногда даже знаю, что он хочет услышать. Исходя из обстановки и его настроения, могу даже немножко подыграть, чтобы ему стало легче. Три-четыре последние игры в 2015 году были очень тяжелые у нас в доме. Сразу после поражений никогда не звоню, не лезу в душу, а вот если результат нормальный, минут через 20 после окончания игры, когда знаю, что он уже включил телефон, набираю.

Когда проигрываем, он приходит, ложится на диван и молчит. Мы где-то тут. Но его не трогаем. Я знаю, когда у него какое настроение и как с ним надо разговаривать. Иногда даже пожестче. А то, бывало, ляжет на диван и начинает: «Ой, все, мы проиграли. Мне теперь кажется, что моя команда никогда не выиграет. Это крах. Ну что я сделал неправильно?»

Слушала день, два, три, пять. А потом сказала: «Ну-ка хватит лежать на диване и жалеть себя. Сделал ошибки – значит, анализируй и не ной!» Подействовало. По себе знаю, что взгляд со стороны лучше, чем когда ты только сам в себе копаешься. И важно, что Леня готов слушать и слышать. По крайней мере меня – о других судить не могу.

С возрастом стала говорить и то, чего ему порой не хотелось бы услышать. Был такой момент, когда он немножко. Нет, не звездную болезнь поймал, а перепутал работу с домом. Это касалось его отношения к Димке. Пару раз излишне резко с ним поговорил – когда можно было сказать совершенно по-другому, без раздражения. На работе он может себя сдерживать, когда считает, что это нужно? Значит, и дома должен! Больше такого не повторялось.

Часто ему говорила: «Леня, наверное, ты будешь в сборной». Он отмахивался: «С чего ты взяла? Такого не может быть и никогда не будет».

О НЕПРИСПОСОБЛЕННОСТИ СЛУЦКОГО К БЫТУ

– Он вообще ничего не умеет делать руками! Если даже скажешь: «Леня, налей чай!» – он не знает, где у нас стоят чашки. Хотя вроде бы – на виду. У него и отец был такой. Я ему говорила: «Ой, Виктор, лампочка перегорела. Высоко, не достану». – «На тебе три рубля, иди вызови электрика. Это его работа».

Ха, да разве я отдам три рубля?! Делаю вид, что иду звать электрика, – а сама ставлю одну табуретку на другую, стремянок тогда не было. И вкручиваю. Поэтому умею все – и гвоздь забить, и покрасить, и побелить, полы настелить.

Чистоту Леня, наверное, любит, но не видит ее и не поддерживает. Когда он приходит домой, мы втроем потом из разных углов квартиры приносим его вещи. Она из одной комнаты несет куртку, я из другой – штаны, Димка из третьей – носки.

Димка в этом плане такой же, как папа. Вот тут, наверное, уже воспитание. Мы не учили Леню этому в детстве, потому что было кому убирать. Была бабушка, которая с удовольствием это делала. Сегодня у Димки есть я, которая тоже с удовольствием это делает.

А Леня уже привык. Когда Димка маленький был, помню, бежит: «Бабушка, папа опять носки вон там бросил! Будете с мамой его ругать?» И при этом сам делает то же самое.

О СМЕРТИ ШУСТИКОВА

– Когда я узнала о смерти Сергея Шустикова – плакала. Леня говорил: лучше человека в своей жизни он не встречал. Всегда говорил, даже когда они расстались. Первое время – и долго, – что ему очень не хватает Шустикова. В первую очередь не как помощника, а как человека. Они буквально обо всем могли говорить, Сережа мог поддержать любую беседу – и чаще всего их мнения сходились. Они были близки.

Решение по нему принималось не в одночасье, а очень долго. Сел и решил: все, мол, – такого не было. Это для Лени было мучительно. Причину называть не буду. Мне очень жалко этого человека. И его родных. Мы ведь и его родителей знаем, и детей. Почему же все так получается.

О НАЗНАЧЕНИИ В СБОРНУЮ И СОВМЕЩЕНИИ

– Часто ему говорила: «Леня, наверное, ты будешь в сборной». Он отмахивался: «С чего ты взяла? Такого не может быть и никогда не будет». – «Да кто же, сынок, если не ты?»

Помню, мы с Димкой в Турции отдыхали. И по телевизору в программе «Время» прошла информация, что в сборную есть три кандидата – Слуцкий, Бородюк и кто-то еще. Приходим утром на завтрак, какой-то мужчина незнакомый подходит: «Я болею за вашего сына, тренером сборной должен быть он». Откуда узнал, кто я такая? Дня три-четыре была пауза, потом остались Слуцкий и Бородюк. И в какой-то день утром прихожу на завтрак, а все меня уже поздравляют. Но я-то не в курсе!

Бегу в номер, включаю телевизор. И целый день на всех каналах, включая турецкие, идет бегущая строка. Так было приятно, когда администрация отеля принесла цветы и нас отвезли в какой-то необыкновенный ресторан! Подарки принесли в номер, поздравляли все.

Сам Леня в этот момент был в Австрии, в санатории для лечебного голодания. Ему туда позвонил Мутко и сказал, что он завтра утром должен быть в РФС. Сын там был с братом (сводный брат Слуцкого Дмитрий от первого брака их отца живет в Германии. – Прим. И.Р.), они заехали к нему в Мюнхен, купили костюм, туфли. Потому что на отдыхе ничего, кроме шортов и шлепанцев, у него не было, а домой он никак не успевал. И прямо из аэропорта поехал в РФС. Мы, наверное, одновременно с ним узнали – я по телевизору, он из уст Мутко.

Я за то, чтобы он совмещал. Не знаю, что он будет делать, когда у него целые дни окажутся свободными. Он привык работать. Привык с утра идти на тренировку, а в предыдущий вечер, пусть даже до трех ночи, – писать для нее конспект.

О ГРАФИКЕ СЛУЦКОГО
И ЕГО ОТПУСКАХ В США

– В прошлом декабре Леня прилетел из Эйндховена, где ЦСКА играл в Лиге чемпионов. На следующий день улетел в Волгоград, где каждый год помимо «олимпийцев» встречается с одноклассниками. Там сложилась устойчивая компания: классный руководитель, шесть девочек и он. Сидят в ресторане, он всем подарки делает.

Он пообщался с ними, потом сел за руль и в ночь уехал в Ростов на свадьбу Адамова. Попраздновал там. Был выходной, на следующее утро Димка в школу не шел и допоздна не ложился. Где-то в полночь подходит: «Бабушка, смотри!» А в интернете как раз выложили рэп, который он Роме исполнял. Внук с друзьями общался, и кто-то из них ссылку прислал: «Смотри, Димон, твой папа рэп читает! Вот это у тебя классный папа!»

После свадьбы в два часа ночи он сел в самолет и прилетел в Москву, а в 11 утра улетел в Париж на жеребьевку финального турнира чемпионата Европы. Из Франции прилетел в семь утра, а в полдень они вместе с Димкой, который в предыдущий день на своем самокате порвал связку ноги, улетели в отпуск в Калифорнию.

Именно внук первым сказал, что хочет побывать в Америке. Подошел момент, когда у Лени было время – и вот они уже две зимы подряд туда ездили: сначала вместе со мной на Восточное побережье, потом без меня – на Западное. А сейчас Димка хочет на Байкал. Может, после чемпионата Европы туда и поедут.

В Америке Леня был за рулем, при том что водить не любит. Но за рулем он с 24 лет. А здесь тем более не водит, потому что по дороге успевает переделать очень много важных дел.

О ЗНАКОМСТВЕ С Олегом МЕНЬШИКОВЫМ
И РАБОТЕ В АНГЛИИ

– Леня говорит: «Мам, разве я когда-нибудь думал, что смогу с Меньшиковым вот так разговаривать? Отвечаю: «Сынок, сегодня ты тоже достаточно узнаваемый, даже знаменитый человек. Не думаешь, что Меньшикову такое знакомство тоже приятно? И что он сам может сказать: «Никогда не думал, что с главным тренером сборной России по футболу буду на «ты» разговаривать»?» А меньшиковский Костик из «Покровских ворот» – один из любимых Лениных киногероев, он всю его роль наизусть знает.

Думаю, что в Англии сын смог бы работать. Потому что очень целеустремленный и умный. Поехала ли бы я с ним? Не хотела бы, но пришлось бы. Я же не могу с Димкой расстаться. А он поехал бы. Хотя внук и не хочет никуда за границу. Ездить любит, а жить хочет здесь.

Леня – трудоголик. Он по-прежнему не стесняется учиться, читает множество книг, автобиографию того же Алекса Фергюсона перечитывает. Он спокойно может сказать, что в чем-то не прав или к чему-то не готов. Так что я люблю своего мальчика. Он у меня самый умный, самый талантливый, самый воспитанный, в общем – самый лучший. И он победит. Обязательно.

Книга Игоря Рабинера «Леонид Слуцкий. Тренер из соседнего двора» вышла в мае в издательстве «Эксмо» при информподдержке «Спорт-Экспресса». Презентация издания состоялась 18 мая при участии самого Леонида Слуцкого.

Это интересно:  Регистрация брака при беременности: сроки и документы в 2019 году

Скандал «Он стал меня трогать, пытался поцеловать. Я вырвалась и убежала». Журналистки обвинили депутата Госдумы Леонида Слуцкого в домогательствах

Фото: Марина Волосевич

Журналистки публично обвинили депутата Госдумы Леонида Слуцкого в приставаниях. Как пишет «Комсомольская правда», скандал начал разгораться еще 22 февраля после сообщения корреспондента телеканала «Дождь» Елизаветы Антоновой о том, что член партии ЛДПР Леонид Слуцкий пристает к журналисткам парламентского пула.

— Со мной этого не было, но я слышала об этом неоднократно, это происходит не первый год, по словам моих коллег. Об этом знает вся Госдума, — заявила она.

Позже на сайте телеканала появилось еще три заявления о домогательствах Слуцкого — правда, на условиях анонимности.

— Он прислонил внутреннюю часть ладони к моему лобку и провел рукой вверх. Это произошло в прошлом году. После этого я больше с ним не общалась и избегаю его, — пишет одна из журналисток.

Новое обвинение появилось в конце февраля: замредактора телеканала RTVI Екатерина Котрикадзе рассказала в эфире о домогательствах со стороны Слуцкого. Семь лет назад, когда журналистка работала на грузинском телеканале, она прилетела из Тбилиси в Москву и попросила депутата об интервью.

— Он пригласил меня в свой офис без камеры, чтобы обсудить то, как будет проходить интервью. Затем он стал меня трогать, пытался поцеловать. Я вырвалась и убежала. Мне было 26 лет. И тогда, оказавшись в Москве перед таким странным поведением человека, который мне казался очень солидным, мне было крайне трудно, — рассказала Котрикадзе.

Facebook Как фальшивомонетчик из-под Слуцка завалил подделками Российскую империю

Грозой экономической стабильности России в XIX веке стал фальшивомонетчик Игнатий Юлий Цейзик.

Профессор польского Белостокского университета, доктор исторических наук Кшыштоф Филиповрассказал kp.by, что известно об этом фальсификаторе.

ПРАВИТЕЛЬСТВО ВЫВЕЛО БАНКНОТЫ ИЗ ОБРАЩЕНИЯ ИЗ-ЗА ЕГО ПОДДЕЛОК

– Что-то в биографии Цейзика указывает на то, почему он мог стать фальшивомонетчиком?

– Интересно, что его фамилия записывалась в документах в десятке разных вариантов. Отец Игнатия, вероятно, изменил фамилию с Cydzik на Ceyzik, когда семья переехала из Лысково на брестском Подляшье в Молодечно. Такая чехарда положила начало беспрерывной смене подписи. Это заинтриговало юного Игнатия, он стал воспроизводить подпись отца на документах.

– То есть у Игнатия был художественный талант?

– Цейзик с 1798 года обучался рисунку и живописи на факультете искусств Виленского университета у мэтра Франтишка Смуглевича, увлекался скульптурой. Потом Игнатий арендовал фольварк у Сапеги неподалеку от Ружан. Дела не пошли, Цейзик вернулся в Вильно и получил место в университете – оформлял дипломы о подтверждении степеней. Каллиграфом он оказался отменным, а работа оказалась выгодной: за десяток строк платили десяток червонцев. А в свое удовольствие Цейзик промышлял подделками билетов в театр для студентов.

– Тогда он и окунулся с головой в мир подделок?

– Нет, сначала в Варшаве он женился на Марии Качиньской, переехал в имение тестя в Слоним. Потом с братом Феликсом и его шурином Домиником Корзоном арендовал имение Стажин в Слуцком повете, затем фольварк Ганусовщина… Доходы тогда не радовали, а Цейзик, как вспоминал один слуцкий адвокат, «был окружен нищими, прислушивался к их просьбам и жалобам, сам ходил в скромной сельской одежде, хотя и был человеком, принадлежащим к высшему обществу».

Когда бизнесмены оказались на мели, в 1811-м родилась идея фальсификации банкнот. Правда, есть сведения, что Игнатий полагал, будто фальшивая валюта на рынке ослабит экономику и финансовую систему России, то есть – самодержавие. А на процессе Цейзик и вовсе заявил, мол, намеревался «привлечь кредит для российского правительства».

Поначалу он подделывал старые банкноты, технически менее защищенные. Историк-любитель Иозеф Аполлинарий Ролль писал в 1884 году: Цейзик создал настолько крупное производство, что министр финансов из-за обилия подделок принял решение вывести эти банкноты из обращения. Тогда Игнатий занялся фальсификацией новых ассигнаций с более сложным рисунком. Он и его брат Феликс занимались выпуском – добывали специальную бумагу, краски, реагенты. Шурин Корзон запускал фальшивки в обращение. Еще одним помощником стал Игнатий Нимчевский.

РАЗДАВАЛ НИЩИМ ФАЛЬШИВЫЕ ДЕНЬГИ

– Долго ли подельники скрывались от правосудия?

– Им казалось, что домашнее производство было безопасным. Однако по доносу в 1814 году царская полиция напала на след фальшивомонетчиков. В Ганусовщине провели ревизию. На чердаке обнаружили краски, бумагу и примитивное оборудование для печати банкнот. Фальсификаторов арестовали и обвинили в подделке 65 тысяч рублей.

Сначала Цейзик с компанией попали в слуцкую тюрьму, потом пять лет сидели в Минске. Все это время они имели статус подсудимых. Специфическим оказалось отношение к обвиняемым. К Игнатию тюремная охрана была настолько лояльна и снисходительна, что Цейзик мог свободно покинуть камеру и выйти в город. Неудивительно, что заключенные в 1819-м бежали. На руках у них были поддельные документы, по которым они пересекли границу и отправились в Вену. Там ради выживания начали подделывать рейнские гульдены. А тем временем в Минске суд заочно лишил гражданских прав и дворянства Цейзика с компанией, приговорив их к пожизненной каторге. Тогда же российская полиция получила информацию о нахождении Цейзика в Вене и сообщила об этом местным коллегам.

– Но ведь в то время вряд ли существовала экстрадиция?

– А она и не понадобилась. Информация стала известна разыскиваемым. Они пошли на неординарный шаг – вернулись в Россию, где их уже никто не искал. Цейзик использовал поддельные документы на имя Якуба Чудовского и со спутниками обосновался на одном из хуторов в поместьях князя Адама Чарторыйского на Подолье. Но тут их быстро вычислили: Игнатий снова отличился благотворительностью – раздавал нищим со всей округи фальшивые деньги. Так, в начале января 1821 года полиция обнаружила производство и задержала фальшивомонетчиков. Избежал ареста только Феликс Цейзик, которого не оказалось дома. Арестованных доставили в минскую тюрьму.

– Тут не забыли своих недавних сидельцев?

– Наверняка! Правда, к Игнатию снова отнеслись лояльно – позволили в камере лепить из глины. Он делал красивые кружки, миски и кувшины, особенно ему удавались свистульки. Говорят, за время заключения он изобрел новую гончарную технику. Начальник тюрьмы даже подписал ему разрешение на выход в город. В результате Цейзик и Корзон снова исчезают. Но вскоре шурин Игнатия запускает на ярмарках усовершенствованные поддельные ассигнации и монеты – он приобретал за них лошадей, волов и различные товары, перевозил добро на Подолье и выгодно продавал. Вот только Корзона опознал бывший слуга, с которым они случайно встретились в почтовом отделении в Кобрине. Потом был снова арестован и Цейзик. На арендованном хуторе обнаружили приспособления для подделки, заготовки для будущих ассигнаций, запасов их полуфабрикатов. На этот раз заключенные находились под усиленным наблюдением.

РАБОТЫ ЦЕЙЗИКА ВЫСТАВЛЕНЫ В ЭРМИТАЖЕ

– Это был конец карьеры фальшивомонетчика?

– Поначалу так и казалось. Цейзик признал себя во всем виновным, его дело было пересмотрено в сенате, и 8 мая 1828 года вступило в силу решение суда 1820 года. По нему Феликса, брата Игнатия, сослали на каторгу в Сибирь, где тот вскоре и умер. А сам он оказался в Тобольске. Там его способности скульптора оценил местный губернатор и направил Игнатия работать на стекольный завод купца Курбатова. Вообще, в изгнании фальшивомонетчик был неплохо устроен. Скажем, ссыльный коллекционер и филантроп Петр Мошинский учредил для него пожизненную ренту 300 рублей в год. В благодарность художник сделал бюст мецената. Цейзик приобрел дом с садом в пригороде Тобольска и поселился там со второй женой (Мария Качиньская аннулировала брак), которая подарила ему двух сыновей. Но, несмотря на все это, Игнатий не мог до конца отказаться от подделок. Однако его поймали по горячим следам в Тобольске. Он снова попал под арест и числился уже рецидивистом.

– Что ему за это грозило?

– В 1846 году Цейзика признали виновным в преступлениях против государства. За это его сослали на каторгу в серебряные рудники Якутии. И опять ему повезло! Благодаря заступничеству покупателей его глиняных изделий Цейзика «освободили на поселение». На этот раз он жил в Верхнеудинске (ныне Улан-Удэ), где посвятил себя художественному творчеству. Правда, пытался делать и копии монет из свинца. Однако когда он отказался от фальсификаций, перестал ощущать себя творцом. Сохранились слова 80-летнего Цейзика во время встречи с Агатоном Гиллером в 1856 году: «Я как будто наполовину мертв, глаза мои плохи, моя рука дрожит, и все же я еще работаю, чтобы не терять навыки и успокаиваться. Когда я рисую или леплю, то забываю о прошлом, полном моральных разрушений и материальных поражений».

В 1857 году Игнатий с женой и сыновьями перебрались в Иркутск, где через год умер. Ну а керамика Игнатия Цейзика, хоть формально он считался любителем, выставлена в Эрмитаже, музеях Иркутска и Читы. Более того, Цейзик стал изобретателем новой керамической массы. За изобретение ему предложили 15 тысяч рублей, но художник не раскрыл секрет. После смерти ценность произведений Цейзика выросла. И по иронии судьбы их стали массово подделывать в Забайкалье и Сибири.

Статья написана по материалам сайтов: www.sport-express.ru, rep.ru, slutsk24.by.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock
detector